Бойцы невидимого фронта

nevidimogo-frontaДо войны молодая учительница Ксения Александровна Селявко и ученица-старшеклассница Людмила Голубева не знали друг друга. Первая родилась и всю жизнь прожила в Жуковке, а после окончания Жуковской школы № 1, поступив в Новозыбковский пединститут, окончила его летом 1941 года и была направлена на работу в родной район.

Уже шла война, из-за частых бомбежек школа № 1 в Жуковке не работала. Молодую учительницу переводят в Троснянскую школу, где по заданию разведки 10-й Армии организовывалась подпольная учительская организация, активным членом которой и стала Ксения. По заданию подпольной организации грамотная и умная девушка устроилась паспортисткой в Олсуфьевскую управу.

Четырнадцатилетняя Людочка Голубева родилась в деревне Бересток соседнего Дубровсксго района. Перед войной ее семья переехала на постоянное место жительства в поселок Олсуфьево. Она стала учиться в местной средней школе. Училась хорошо, учителя и сам директор школы Устин Константинович Тараканов хвалили ее за грамотность и красивый почерк. Именно это обстоятельство и позволило ей устроиться в ту же немецкую управу, где работала К.А.Селявко, заполнять паспорта (аусвайсы). Так пути Ксении Селявко и Людмилы Голубевой пересеклись. Людмила, как и Ксения, тоже выполняла задания партизан. А партизанам для проведения операций очень нужны были бланки паспортов, и они просили своих связных С.Терехова, А.Лапина, И.Колоскова, Д.Мишина как можно быстрее доставать и переправлять бланки. Эти парни были хорошо знакомы Людмиле Голубевой, ведь они учились в ее Олсуфьевской школе. Чтобы самой с ними не контактировать и не вызывать у «новых хозяев» никаких подозрений, Люда чистые бланки паспортов с печатями передавала матери, а та через связных — в лес. Школьники-связные доставляли в Олсуфьево советские листовки, которые Людмила потом отдавала Ивану Сергеевичу Цыкунову, служившему в охране аэродрома. Он расклеивал их ночью на водокачке и школе.

Мать Людмилы нередко встречалась с Надеждой Митрачковой, работавшей после окончания медицинского училища в Сещинском гарнизоне. В первый год войны Надя по заданию военной разведки устраивается в Олсуфьевский медпункт, на немецком аэродроме. Она не только поставляла медикаменты в партизанский отряд, но и собирала сведения о деятельности аэродрома. Однажды Люда видела, как Надежда передала ее матери подробную карту аэродрома со всеми огневыми точками и важными объектами. Эту карту партизаны сразу же отправили на «Большую землю».

….А затем наши самолеты не раз бомбили немецкий аэродром.

После очередной бомбежки начались массовые аресты. В апреле 1943 года арестовали мать Людмилы, Ивана Цыкунова, Надежду Митрачкову, Василия Савкина и саму Люду. Их отправили в Рославльскую тюрьму. При отступлении немцы вывезли работоспособную молодежь в Белоруссию, а затем в Германию. О Надежде Митрачковой известно немногое: говорили, что немцы посчитали ее виновницей своих бед и казнили в Рославльской тюрьме.

После освобождения Людмила Ивановна Голубева вернулась домой, окончила школу, пединститут. И всю жизнь до ухода на пенсию проработала в Жуковской средней школе №1 учительницей английского языка, в той самой школе, которую окончила и где мечтала работать Ксения Селявко.

Но судьба ее сложилась трагически.

…Ксения была арестована полугодом раньше, чем Людмила, 14 октября 1942 года. Старшая паспортистка немецкой управы целый год выписывала пропуска. Ее арест был внезапным и неожиданным, он вызвал даже у самой Ксении полное недоумение. После ареста девушку привезли в Тросну. И тут все выяснилось. В Тросне уже были арестованы все учителя. А причиной стал несчастный случай, вернее, ошибка часового механизма в магнитной мине, которая предназначалась для подрыва вражеского поезда. Учительница Ефросинья Ивановна Антошина не успела дойти до цели всего несколько шагов, и мина взорвалась у нее в руках. Сиротами остались двое малолетних детей. Вот тогда-то немцы стали понимать, кто противостоит им на оккупированной жуковской земле. Всех молодых подпольщиков повесили в Тросне при большом стечении народа. Прах несломленных педагогов, боровшихся за освобождение своей земли от немецко-фашистских захватчиков, покоится в братской могиле. За ней ухаживают учащиеся местной школы.

* * *

Хочу сказать о двух девушках — подпольщицах, которые были связными партизанского отряда. Это Соня Свиридова и Мария Савкова, они передавали партизанам сведения о расположении немецких войск в поселке Олсуфьево, о передвижении немецких железнодорожных составов с боевой техникой, оружием и боеприпасами. Но немцы их выследили.

Зимой 1941 г. за связь с партизанами фашисты приговорили девушек к смерти. Соне Свиридовой было 18 лет, а Марии Савковой — 25. Они были повешены в деревне Бараниха, на глазах у родителей и других жителей деревни. Похоронены патриотки на местном кладбище.

Н.Иванов

На снимке: К.Селявко

1 thought on “Бойцы невидимого фронта

  1. Я хочу немного добавить о судьбе Людмилы Ивановны Голубевой. Первые годы после рождения она была Галицкой. Ее отец Иван Георгиевич Галицкий был арестован а затем расстрелян в 1931 году. Чтобы спасти детей мать Милы (так ее называли в семье) вынуждена была отказаться от мужа. Мила и ее старший брат Саша стали Голубевыми. Не смотря на отказ для окружающих они были детьми врага народа. Во время войны Саша ушел в партизанский отряд, это было причиной ареста Милы и ее мамы. Их допрашивали, для Милы устроили имитацию расстрела, когда даже прозвучала команда, но выстрелов не последовало. Мать Милы умерла в тюрьме, а Мила оказалась в Германии. Саша погиб в партизанском отряде. Вот так сложилась судьба семьи врага народа.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.